По алфавиту:

Указатель категорий Социология Социологический анализ самоубийств в России

Социологический анализ самоубийств в России

Тип работы: Реферат
Предмет: Социология
Язык документа: Русский
Год сдачи: 2008
Последнее скачивание: не скачивался

Описание.

Что касается самой книги Дюркгейма, то тут необходимо еще упомянуть, что он, подводя итоги, стремился извлечь из них хоть какие-нибудь практические выводы – с целью предотвращения всплесков самоубийств в будущем. Из всего этого, становится понятно, что исследование Дюркгейма, будь оно опубликовано во времена какого-нибудь авторитарного религиозного диктата (например, во времена “темного” средневековья или в послевоенный период правления Сталина-Хрущева), было бы абсолютно не воспринято общественностью, и смотрелось так же нелепо, как траурное одеяние на торжественном собрании.

Выдержка из работы.

“Социологический  анализ самоубийств  в России”  
(WWW вариант)  
 

 
  

 
       

 Введение

  1. Понятие самоубийства
  2. Россия, 90е: Общественно-политические процессы и их влияние на социальные группы
  3. Анализ самоубийств в РФ:
          • Общемировые показатели
          • Значение пола
          • Динамика самоубийств
          • Значение возраста. Подростковый суицид.
  1. Самоубийства в закрытых социальных группах:
          • Армия
          • Детские дома и интернаты
 

        Заключение  
       
Приложение 1  
       
Приложение 2  
       
Список литературы  

[к началу] 

Это стало традицией  – при каждом исследовании явления  “суицид” опираться на тот мощный фундамент, который был заложен  еще в начале ХХ века Эмилем Дюркгеймом в своей эпохальной работе “Самоубийство”. Дюркгейм по праву считается классиком в среде социологов, и даже спустя столетие, не нашелся ни один исследователь, который рискнул бы оспорить права Дюркгейма не его исконную вотчину, именуемую “Социальные аспекты самоубийства”.

Самоубийство  – на первый взгляд довольно незначительное явление, особенно с высоты созерцающих  глобальные геополитические события, на самом деле обнажает “изнанку”  существующего строя, способно дать определенную оценку происходящим событиям в обществе. Кроме того, при наличии довольно таки обширных и разносторонних статистических сведений по предмету исследование феномена суицида представляет собой настоящую находку для западного социолога. Тем не менее, нельзя переоценивать важность изучения самоубийства. Поскольку социальная норма числа самоубийств характеризуется постоянством, превосходящим норму общей смертности, то изучению в первую очередь подвергаются резкие скачки общего (среднегодового или среднемесячного) показателя самоубийств – как ответной реакции на общественные кризисы. Важно понимать, что француз Эмиль Дюркгейм обратился к теме суицида, предвосхищая значительные колебания числа самоубийств в ряду своих современников, проще говоря – наблюдая кризис, разразившийся в начале века в Европе, который был вызван целым рядом причин. Эти причины в той или иной мере повлияли на число самоубийств, так что социальный показатель оставался толерантен ко всем этим событиям (кризисы перепроизводства, ужесточение внешней политики государств, распространение революционных идей в сочетании с духовным кризисом общества). Но разнонаправленное влияние этих причин могло уравновешивать число самоубийц. Дюркгейму повезло – после выхода книги разрастание социальной напряженности увеличивалось, так что приверженцы его подхода имели благодатную почву для проведения дополнительных изысканий в подтверждении высказанной теории.

Что касается самой  книги Дюркгейма, то тут необходимо еще упомянуть, что он, подводя  итоги, стремился извлечь из них  хоть какие-нибудь практические выводы – с целью предотвращения всплесков самоубийств в будущем. Из всего этого, становится понятно, что исследование Дюркгейма, будь оно опубликовано во времена какого-нибудь авторитарного религиозного диктата (например, во времена “темного” средневековья или в послевоенный период правления Сталина-Хрущева), было бы абсолютно не воспринято общественностью, и смотрелось так же нелепо, как траурное одеяние на торжественном собрании. Сам же автор, в лучшем случае, был бы воспринят как бестактный мужлан, не умеющий вести себя в обществе.

Целью этих моих метафоричных описаний было показать актуальность данной работы, обращенной к социальным причинам самоубийств  в современной России (90е годы ХХ столетия).

События, которые  происходят сейчас в России, могут по разному восприниматься различными индивидами, но мнения отдельных людей здесь мне нисколько не интересны, т.к. сам предмет социологии регламентирует надындивидуальный характер исследования. Я буду опираться лишь на объективные факты, и на то, как они повлияли (либо могут повлиять) на российское общество, придерживаясь универсальной методики, которая активно эксплуатируется социологами – сбор сведений по предмету и их анализ – выявление наличия закономерностей или отсутствия оных.

Метод, используемый Дюркгеймом в “Самоубийстве”, полностью  себя оправдывает и демонстрирует  контраст с жалкими попытками  так называемых социологов-гуманистов делать выводы, согласуясь лишь со своим  собственным отношением или руководствуясь нормами некоей гипотетической морали.

Самоубийство, в  ряду тем, затрагивающих чувства  отдельной личности, можно отнести  к запретным, к темам, о которых  люди избегают говорить и даже думать. Обоснование самоубийства каким-нибудь банальным фактом, вполне может показаться людям сродни бесстыжим фрейдистским психоанализам. В то же время, общество негативно относится к самоубийствам вообще, и по общему мнению среднего класса, все самоубийцы – ненормальные психи. И это есть мнение прослойки людей наиболее подверженной самоубийствам, в случае социального кризиса! Впрочем, эти умозаключения уже вплотную подводят нас к определению понятия “самоубийства”, которое будет дано в следующей главе.

Эмиль Дюркгейм стоял перед выбором: либо высказывать  все начистоту, уделяя внимание абсурдным, на первый взгляд, теориям, и “измерять людей”, пользуясь шкалой с минимальным делением – 1 стадо -, либо соблюдать политкорректность и придерживаться закостенелых шаблонов для академического научного труда, где все выводы сводились бы к элементарному сравнению нескольких цифр. Дюркгейм выбрал нечто среднее - и не ошибся. Более того, это позволило ему в пух и прах разбить теории своего предшественника Морселли, используя при этом его же статистические данные! Тем не менее, это вовсе не значит, что исследование Дюркгейма лишено недостатков и голословных умозаключений. С позиций сегодняшнего дня многие положения нуждаются в пересмотре и более жесткой оценке. В этой связи, в рамках данной работы, я также постараюсь указать и на слабые стороны в книге “Самоубийство”.

Необходимо, на мой взгляд, в двух словах упомянуть  о других исследованиях в области  самоубийств на территории России. Мне известен только один человек, который  вплотную занимается изучением “феномена  самоубийства” с учетом русской  ментальности – кандидат философских наук Красненкова И. П. К основным ее работам по данной теме можно отнести “Социально-философские и политико-правовые аспекты феномена суицида” и “Философский анализ суицида под углом зрения взаимоотношения человека с искусственной средой”. Впрочем, что неудивительно, все работы этой женщины чересчур эмоциональны и субъективны, и едва ли смогут помочь в написании этого реферата. В связи с данной темой можно также упомянуть книжку Алиева “Актуальные проблемы суицидологии” 1987 года издания, которая совершенно для моей работы не годится ввиду безнадежно устаревших сведений. С книгой Л.Трегубова и Ю.Вагина “Эстетика самоубийства”, мне, к сожалению, не довелось ознакомиться в оригинале. В итоге, можно говорить о явно отсталом положении суицидологии в России, учитывая еще и тот факт, что Управление статистики населения Госкомстата РФ предоставляет весьма скудную информацию о численных показателях самоубийств. В дополнение ко всем перечисленным источникам я также буду использовать газетные публикации и информацию с Web-сайтов.  

[к началу] 

1.

Для начала нужно  определиться, что вообще называть самоубийством? Дюркгейм на этот счет приводит вполне конкретное определение. В самом деле, если мы будем полагаться на то определение самоубийства, которое используется в обыденной речи, то неизбежно столкнемся с многими противоречиями. Действительно: считать ли самоубийством смерть в результате умышленного воздержания, например от пищи? Называть ли самоубийцами религиозных фанатиков, которые всеми правдами и неправдами стремятся умереть раньше времени, в надежде получить побольше благ загробной жизни? Считать ли самоубийцами радикальных мазохистов и сумасшедших? Можно ли приписывать к случаям суицида смерть в результате алкогольного \наркотического опьянения? Является ли самоубийцей солдат, который готов умереть на поле битвы ради идеи? Ну и в самом деле: как докопаться до истинных мотивов повлекших за собой решение свести счеты с жизнью? “Как часто мы ошибаемся относительно настоящих мотивов наших поступков!” - восклицает Дюркгейм. Впрочем, психология самоубийц не является предметом настоящего реферата по социологии, поэтому эту, безусловно, чрезвычайно интересную тему я опускаю – она достойна отдельного глубокого исследования.

Итак, проанализировав  различные формы самоубийств, Дюркгейм предлагает следующее определение: самоубийством называется всякий случай смерти, который непосредственно или опосредовано является результатом положительного или отрицательного поступка, совершенного самим пострадавшим, если этот последний знал об ожидавших его результатах.

Самоубийства  животных устраняются.

Это, что называется, каноническое определение, и пытаться как-то его изменить или дополнить  не имеет смысла – это внесет лишь дополнительную путаницу. Кроме того, как уже было сказано, зачастую трудно определить причину самоубийства, да и в целом констатировать факт самоубийства, так что при анализе официальной статистики, все тонкости можно исключить.  

[к началу] 

2.

Общественная  жизнь в России за последнее десятилетие  была яркой и насыщенной, так что  различные социальные группы сполна смогли ощутить на себе действие многочисленных изменений. Духовно-нравственный кризис последней стадии застоя, проявившийся в настойчивых мечтаниях о некоем гуманном правовом государстве, на фоне полного отсутствия национальной идеи, бессмысленных раздумьях о судьбах России и осознании краха надежд на коммунистическое будущее, имел своим логичным последствием ликвидацию СССР. После этой непродолжительной депрессии, на горизонте вдруг снова возник светлый образ надежды – признак наметившегося процесса проникновения т.н. “западной культуры” и мечтаний о демократическом государстве. Многие люди находились в состоянии безудержной эйфории – привыкали к новой жизни, расставались с признаками темного прошлого в виде партбилетов и мрачных монументов вождей, были опьянены той скоростью, с которой они неслись по течению, сметая все на своем пути. Но некоторый процент людей воспринял эти подвижки негативно, для них наступал период всеобщего упадка, впрочем, они особенно настойчиво не выказывали своего отношения. Некоторые, чересчур проницательные, уже тогда оценили масштабы пропасти, в которую проваливается гигантская империя. Нельзя не учитывать и такой важный факт, как дезорганизация общества, разобщение отдельных индивидов, которая началась еще в 80х и продолжается по сей день.

Далее в период экономической либерализации, ознаменовавшей собой новый поворотный курс в сторону реформ, у людей, внимавшим заверениям политиков, вконец вскружилась голова – они уже грезили миллионами, дачами, автомобилями и роскошью. Последний барьер упал – предел человеческим возможностям безграничен! Деятельность индивида не сдерживается более государством, идеологией, религией, отношением общества. В такой ситуации неизбежно наблюдается разделение людей на тех, у кого свершилось крушение всех планов (впустую потрачены десятки лет жизни!) и на тех, кто рвался поскорее стать хозяевами жизни. Дикая приватизация, красивые военные мятежи, и полное отсутствие цензуры при резкой активизации деятельности масс-медиа – все это способствовало формированию у россиян особого мировоззрения, отрицающего любые непоколебимые материальные и духовные ценности, равно как и всякие гарантии завтрашнего дня. Для такой страны это было большим потрясением. И вот, на фоне этих социальных явлений, обществу навязывается новая идеология, краеугольными камнем которой являются идеи упомянутой демократии, российской государственности, христианской религии, антифашизма и антитоталитаризма. Эта идеология не была разделена большей частью российского общества, однако основные идеи все же нашли свое отражение (крайне гипертрофированное) в официальной внутренней политике государства. После этого кризисы стали обычным явлением: экономический, промышленный, политический. Одним из наиболее серьезных, на мой взгляд, стал длительный демографический кризис, некоторым аспектам которого и посвящен настоящий реферат. А что же произошло с гражданами -потенциальными хозяевами жизни? Почти все из них в погоне за недостижимой целью столкнулись с какими-либо препятствиями, и ощутили себя выбитыми из колеи, оказались на обочине магистрали. Борьба за существование от этого все более обостряется. К негативным событиям последних трех лет можно, кроме прочего, отнести также эскалацию вооруженных конфликтов на территории РФ, поражение российской внешней политики и аналогичные явления на территории республик ex-USSR.

Таким образом, все изложенное выше, по отношению  к социальным группам можно охарактеризовать одним определением – аномией, т.е. общим состоянием дезорганизации общества.  

[к началу] 

3.

Теперь же обратимся  самым непосредственным образом  к рассматриваемой проблеме. Для  начала нужно определиться, каков  в целом уровень самоубийств  в России по отношению к общемировому показателю, насколько часты случаи суицида по сравнению с другими странами. Для этого приведем следующие данные за 1996 год по США и России.

В США зарегистрировано 10.8 случаев самоубийств на 100000 жителей;

В России - 39.3 случаев  самоубийств на 100000 жителей

Суицид есть девятая из ведущих причин смерти в США и шестая из ведущих причин смерти в России.

Таким образом, как следует из приведенных данных, процент самоубийств в России в почти четыре раза выше, чем  в США. Тот же вывод справедлив и в отношении большинства  стран Европы, что демонстрирует  следующая таблица.

Смерти  в результате суицида  на 100 000 жителей в  возрасте 15-24 лет  в 1991-1993.         

 Мужчины Женщины  отношение (округл.)

Greece      3.8     0.8     5

Portugal    4.3     2.0     2

Italy       5.7     1.6     4

Spain       7.1     2.2     3

Netherlands 9.1     3.8     2

Sweden      10.0    6.7     1

Japan       10.1     4.4    2

Israel      11.7     2.5    5

U K         12.2     2.3    5

Germany     12.7     3.4    4

Denmark     13.4     2.3    6

France      14.0     4.3    3

Bulgaria    15.4     5.6    3

Czech Rep.  16.4     4.3    4

Poland      16.6     2.5    7

Ukraine     17.2     5.3    3

Hungary     19.1     5.5    3

Austria     21.1     6.5    3

Ireland     21.5     2.0    11

U S         21.9     3.8    6

Belarus     24.2     5.2    5

Canada      24.7     6.0    4

Switzerland 25.0     4.8    5

Australia   27.3     5.6    5

Norway      28.2     5.2    5

Estonia     29.7     10.6   3

Finland     33.0     3.2    10

Latvia      35.0     9.3    4

Slovenia    37.0     8.4    4

New Zealand 39.9     6.2    6

Russian Fed. 41.7    7.9    5

Lithuania    44.9    6.7    7

Как видно, Россия занимает одно из ведущих мест по числу  самоубийств. При этом особенно бросается  в глаза тот факт (который и  подчеркивается в этой таблице), что  в России чрезвычайно высок показатель самоубийств среди мужчин, при  низком показателе среди женщин. По последним данным, свыше 80% самоубийств приходится на долю мужчин. Кроме того, среди бывших республик СССР по уровню самоубийств мужчин к России ближе всех страны Балтии. Чем объяснить такой высокий показатель у мужчин? Одной из возможных причин является крайне неблагоприятные условия жизни мужского населения. Общеизвестно, что мужская смертность в России гораздо выше, чем женская, а продолжительность жизни мужчин существенно короче: для женщин она составляет 71 год, а для мужчин — только 55 лет. Причем, характерно, что мужчины очень часто не просто умирают, а гибнут. В 1992 году от несчастных случаев ушли в мир иной 300 человек на каждые 100 тысяч жителей, что в 4 раза выше среднеевропейских показателей. Мало того, среди этих явно безвременно ушедших мужчин самую большую группу составили представители наиболее дееспособной возрастной группы — от 20 до 40 лет. На долю именно этих мужчин ложится вся самая тяжелая и вредная физическая работа, но зачастую и эту работу получить невозможно из-за высокого уровня безработицы. А ведь способность зарабатывать деньги для мужчин значит очень много, и мужик без работы есть неполноценный мужик. Поэтому можно вполне определенно сказать, что чувство ущербности в среде работоспособного мужского населения является достаточной мотивацией к совершению самоубийства. Лишь 20% мужчин уходят из жизни в пенсионном возрасте. У женщин пенсионерки -самоубийцы составляют почти половину. Конечно, и алкоголизм является весомой причиной – вследствие отсутствия культуры питья, причем специфически российской. Дело в том, что, по мнению Дюркгейма, алкоголизм не влияет на число самоубийств, при этом в качестве доказательства он руководствовался статистикой по Франции. Но в данном случае нельзя забывать, что французские алкоголики пьют качественное вино, а наши – бодяжную водку- отсюда и разный результат. К этой же группе специфических причин относится также низкий авторитет мужчины вообще и отца в частности. Россия, как это ни странно, страна матриархальная – здесь с самого раннего возраста воспитывается особое, уважительное отношение к женщине, да и воспитывают подрастающее поколение одни лишь женщины! В самом деле: в России довольно большой процент матерей-одиночек, а в рассматриваемом нами контексте – какая- никакая семья – это уже мощный предохраняющий фактор от суицида. В детских садах – воспитательницы, в школах – учительницы, большинство преподавателей в университетах – женщины. Если мы обратимся к сфере медицины – то и тут женщин гораздо больше чем мужчин. Высказанное предположение находит свое неожиданное подтверждение в региональной статистике самоубийств. Так,

Похожие работы:
© 2009-2019 Все права защищены — dipland.ru