По алфавиту:

Указатель категорий Журналистика «Клуб веселых и находчивых»: традиции и новаторство, тенденции и перспективы

«Клуб веселых и находчивых»: традиции и новаторство, тенденции и перспективы

Тип работы: Дипломная работа
Предмет: Журналистика
Количество страниц: 103
Язык документа: Русский
Год сдачи: 2006
Последнее скачивание: не скачивался

Содержание.

ВВЕДЕНИЕ
Глава 1. История создания КВН
- Начало
-Расцвет КВН
- Упадок и закрытие

Глава 2. Второе рождение
- Возрождение
- Становление
- Судейство
- Традиции
- Новые стандарты
- КВН ХХI века
- Фестивали
- Лиги
- Всемирное движение КВН
- Авторское право
- Специальные проекты КВН

Глава 3 Анатомия юмора (1986 – 2005)
- Приоритет экспериментов
- Приоритет политического юмора и шуток на телевизионном
материале
- Женские команды на сцене и приоритет национального юмора
- Приоритет «военного» юмора и юмора «КВНа о КВНе»
- Противостояние старой и новой «гвардии»
- Приоритет «космического» юмора, шуток про дефолт и Петросяна
- Приоритет использования кино- и телевизионных формы и содержания
- Мода на «простых парней», провинциалов и шутки
про политиков
- Сезон новых конкурсов и моды реалити-шоу
- Приоритет международного юмора и стиля «золотой» молодежи
- «Восточная» тема в КВНе, возврат к старым формам и приоритет ярких заготовок в «Разминке»
- Опыт приглашений «звезд»
- Приоритет вокальных номеров, внутрикомандных распрей на сцене и возвращения белорусского космополитичного юмора
- Выводы

ЗАКЛЮЧЕНИЕ
- Телевизионные проекты «выпускников» КВНа
- Выводы
- Личные впечатления
ЛИТЕРАТУРА
ПРИЛОЖЕНИЕ

Описание.

В свое время теоретики и практики телевидения ломали головы над тем, нужны ли тогда были советскому экрану развлекательные программы. Все-таки первостепенной задачей считалось информирование граждан и превращение телевидения в безотказную машину пропаганды. Но эти задачи ставились тогда, когда телевидение только начинало развиваться.
С получением возможности увеличивать не только количество часов вещательной сетки, но и количество самих каналов, стало ясно, что невозможно будет удержать развитие на месте. Спустя некоторое время сама телевизионная практика показала, что нужно советскому зрителю, а что нет. Тогда, конечно, не было понятия рейтинга, но его с успехом заменяли письма, которые мешками приходили в редакции. В них были и критика, и советы, и благодарность, и вопросы, и много чего другого. Письма были «измерительным прибором», показывающим уровень смотрибельности передачи. Если коллективу автору переставали писать, это говорило о падении интереса, о необходимости менять структуру или содержание. Однако порой письма были не только откликом на что-то увиденное, но и просьбами что-то показать. Все-таки люди хотели не только сухой информации, но и чего-то более развлекательного.
Так начиналась эпоха телевизионных игр и конкурсов. Ее расцвет пришелся на 1970-е годы. Тогда многие телецентры страны начали готовить отдельные передачи о народных умельцах и самодеятельных объединениях, создавать специальные циклы, тележурналы и альманахи, проводить творческие телесоревнования любителей. Все это стало прообразом современных передач развлекательного характера, которые являются уже третьим поколением (если первым – предтечей – считать творческую самодеятельность). С самодеятельности начался и КВН, сначала переродившийся в полноценное телевизионное зрелище, а затем превратившийся в череду крупномасштабных телевизионных шоу.
История его развития отчасти повторяет путь развития всех развлекательных программ и телевидения в целом. Рассмотрение истории развития КВНа, выявление постепенных изменений в его структуре и их анализ составляют предмет данного исследования.
Объектом моей дипломной работы стали телевизионные версии игр высшей лиги КВН разных лет.
Актуальность исследования обусловлена активным развитием развлекательных передач (в том числе и самого КВНа) на нашем телевидении сегодня, что требует переосмысления предыдущего накопленного опыта с целью определения путей дальнейшего совершенствования. Благодаря этому анализу мы получаем возможность проследить эволюцию такого типа программ и рассмотреть примеры использования в них форм и техник, заимствованных из других телевизионных жанров или других видов искусств.
Теоретической основой моей работы стали труды отечественных теоретиков и практиков телевидения, опубликованные не только в книгах, но и в тематическом журнале «Телевидение и радиовещание», а также издание, целиком посвященное КВНу и изданное при участии «АМиК». Особое значение имели работы, посвященные непосредственно анализу КВНа и других развлекательных программ с точки зрения телевизионного зрелища. На первое место для своей работы я ставлю книги А. Вартанова «Телевизионные зрелища» и В. Ворошилова «Феномен игры». Другие работы, такие как сборники статей «Фольклор и викторина. Народное творчество в век телевидения», «Массовая культура на рубеже веков», книги А.Сокольской «Поэтика ТВ: пути и поиски», А.Юровского «Телевидение. Поиски и решения», В. Проппа «Проблемы комизма и смеха», а также статьи журнала «Телевидение и радиовещание» за период с 1970 года по 1984 год и материал журнала «РБК» за май 2006 года помогли сформировать теоретическую базу знаний о подходе к телевизионным зрелищам и развлекательным программам, а также составить более полное представление о той атмосфере, в которой возникла и развивалась программа КВН.
Большая часть научной литературы, в которой затрагивается история становления и проблемы развития КВН, вышла в свет в 1980-е годы. Наверное, это не случайно. С момента возникновения отечественных телевизионных игр и, в частности КВН, прошло уже более 40 лет. За это время телевидение перестало быть черно-белым, эфирная сетка значительно увеличилась за счет программ новых для отечественного телевидения жанров.
К концу 1980-ых стало менялось не только телевидение, но и жизнь вокруг: сначала наступила эпоха гласности, затем сменился государственный строй, что повлекло за собой глобальные изменения для каждого из нас. В эпоху гласности и в период, предшествовавший ей, телевидение развивалось быстрыми темпами, в том числе и в области развлекательного жанра. Теоретики получили возможность анализировать большое количество эмпирического материала, что привело к большому количеству публикаций по этой теме. При анализе программ развлекательного жанра поднимались многие вопросы, в том числе и вопрос о роли ведущего в таких передачах.
С увеличением доли развлекательных программ в эфире телевидения начала 1980-х годов стало ясно, что роль ведущего не тождественна роли диктора. «Урок относится к роли ведущего. Успех передачи во многом зависит от его умения создать атмосферу доверительного общения, помочь робеющему поначалу любителю раскрепоститься, не замечать телекамеры.
Выбрать ведущего для передачи о народном творчестве непросто. Если, конечно, он необходим не для выполнения дикторских обязанностей, а для того, чтобы определять лицо передачи, ее уровень в глазах аудитории. Не определен сам профиль специалиста-ведущего, знакомящего с многожанровым народным творчеством. Кто он – методист научно-методического центра или искусствовед-универсал, руководитель или опытный участник самодеятельного коллектива, журналист или профессиональный актер, композитор, певец?»
Еще один штрих, присущий передачам современного ТВ – это персонификация. Многие программы не мыслимы для нас без постоянных ведущих. Например, «Чайный клуб» прекратил свое существование вслед за смертью его ведущего Зиновия Гердта (хотя, несмотря на смерть В. Ворошилова, передача «Что? Где? Когда?» продолжает жить). В КВНе мы видим пример того, когда персонификация достигла действительно больших размеров. Если говорить современными понятиями, то сам ведущий КВНа – Александр Масляков – превратился в бренд . Отчасти об этом говорит то, что компания, производящая программу и отвечающая за все остальные проекты в русле КВНа, названа «АМиК», что расшифровывается как
«Александр Масляков и компания».
Персонификация была актуальна для советского экрана уже в начале 70-х годов. Тогда на экранах был «Клуб путешественников», который телезрители ассоциировали только с Ю. Сенкевичем. Э. Беляева и Ю. Белянчикова к началу 80-х уже два десятилетия вели «Музыкальный киоск» и «Здоровье» соответственно. «Успех персональных программ, - по мнению А. Юровского, - определяется, прежде всего, качествами ведущего. Его способностью к достаточно глубокому публицистическому анализу фактов, событий, явлений жизни. Ведущий должен, конечно, обладать значительной личностной и творческой ценностью, которая была бы очевидна для зрителей и не иссякала бы после нескольких передач. (…) У телеведущего наличие специальных знаний в сочетании с талантом тележурналиста – умением мыслить перед камерой – становится непременным условием творчества на телевидении» . В случае с КВНом, когда его создатели выбирали нового ведущего, они рассматривали только тех претендентов, которые обладали на тот момент большим опытом игры в КВН. В данном случае, они выполняли требование, определенное А. Юровским, как «наличие специальных знаний» (в данном случае, опыта).
Отмечал особую роль ведущего и Владимир Ворошилов, который создал знаменитую программу «Что? Где? Когда?» и стал знаменитым «инкогнито». Тогда он еще не рассматривал идею персонификации, а говорил о ведущем как таковом, как о неоспоримо значимой фигуре на экране: «Каждый из помощников в игре находится на своем рабочем месте. И только один человек, ведущий, имеет реальную возможность входить в любую зону действия. Поэтому функция ведущего – все время находиться в контакте. Следить, координировать все звенья этого механизма. Ведущий должен не только мгновенно ликвидировать огрехи по ходу дела, но он должен предвидеть возможные «узкие места». Таков закон: чем импровизированнее, «случайнее» внешнее проявление самого действа, тем профессиональней, продуманнее должна быть подготовка и обслуживание этого действа. И вот за этим следит ведущий, это его функция, его роль» .
А. С. Вартанов в своей статье «Телевизионные зрелища» подчеркивает особое значение не только ведущего как абстрактной фигуры, но и самого А. В. Маслякова: «Он обладает целым рядом достоинств, чрезвычайно подходящих для тех типов молодежного телезрелища, о которых здесь идет речь (имеется ввиду «А ну-ка, девушки!» и «Вираж» - прим. автора). Он обаятелен, наделен чувством юмора, находчив в ответах. Он весьма контактен, что позволяет ему с легкостью, естественно и безо всякого панибратства общаться как с молодыми участниками передач, так и со зрителями. И, наконец, он молод, несмотря на то, что при помощи нехитрых арифметических выкладок можно легко установить, что Масляков вышел из комсомольского возраста. Однако дело вовсе не в годе рождения: молодость нелегко бывает гранью характера, качеством духа. Масляков своим темпераментом оживляет происходящее. Придает ему неизъяснимую праздничность, заставляет зрителя с интересом следить за всеми перипетиями конкурсов» .
Еще одна черта телевидения того времени, замеченная теоретиками. – это работа с непрофессионалами. В ней были свои особенности, которые были хорошо видны по программе «А ну-ка, девушки!». Как
было упомянуто, новый жанр создавался сначала на основе самодеятельности, а уже потом становился самостоятельным, устоявшимся телевизионным течением. Сложности возникали в процессе съемок (найти интересный и талантливый коллектив тогда не составляло труда, тем более существовала система заявок), когда ведущему требовалось заставить людей забыть о камере и просто заняться привычным творчеством. М. Юнисов в своей статье вспоминает, что этому могла помешать любая мелочь, например, неудачная рассадка зрителей.
Но то были пробные шары. Следующие эксперименты с жанром уже были более уверенны, тем более они были поручены молодежной редакции, которая славилась своим новаторским подходом к делу создания телевизионных программ. Появилась программа «А ну-ка, девушки!», которая хоть и отличалась от КВНа даже того времени, но развивалась с ним в едином русле, хоть и в разные периоды. К тому же, у КВНа и у «А ну-ка, девушки!» был один ведущий - Александр Масляков (в самом начале ее вела известная сейчас Кира Прошутинская).
Из общих признаков программ можно отметить конкурсность, предварительный отбор и наличие нескольких разрозненных заданий. Определенно, в передаче «А ну-ка, девушки!» было намного меньше импровизации, да и наличие ее в этом телевизионном проекте, на мой взгляд, привело бы к положительному результату из-за неготовности девушек быстро реагировать в заданном ключе. И, несмотря на то, что непрофессиональные конкурсы преподносились как неожиданные, в них чувствовалась какая-то подготовленность со стороны девушек. Программа «А ну-ка, девушки!» схожа, скорее, с современным сплавом, если смешать интеллектуальную (как «Слабое звено») и «приключенческую» (как «Форт «Баярд», но в менее экстремальных условиях) телевизионную игру. Тогда, с выходом программы на советский экран, она пришлась по вкусу зрителям, судя по количеству откликов, желающих участвовать, а также послесъемочному развитию событий. Забегая вперед, хочу сказать, что проект через некоторое время был развит в логичном ключе: целая передача была посвящена рассказу о том, кем стала героиня, и о том, как на нее повлияло появление в эфире. После первой пробы сделать такой специальный выпуск такое начинание стало традицией. И если не о всех бывших участницах делали отдельную программу, то многие были повторны приглашены в студию, чтобы поделиться своими впечатлениями и воспоминаниями, а, может быть, и планами на будущее.
В специальной литературе того времени обращалось внимание и на структуру передач развлекательного характера. Возвращаясь к идее передачи «А ну-ка, девушки!», стоит упомянуть о самой сути, то есть что именно лежало в основе, а затем было воплощено. Авторы предварительно набирали участниц из разных городов СССР, которые были представительницами разных профессий. Во время съемок программы им давались разные задания, в которых надо было продемонстрировать свои производственные таланты. Далее шли конкурсы, раскрывавшие личные таланты девушки (конкурс танца, конкурс пения). Не обходилось и без состязания в начитанности и общекультурном развитии. Таким образом, по мнению создателей, у девушек была возможность проявить себя по максимуму, заслужив не только аплодисменты зрителей, но и какое-то из призовых мест. Элемент шоу добавлялся выступлениями популярных артистов. Кстати, этот элемент фигурирует и в программе «Что? Где? Когда?», дожившей до наших дней. Еще одно новшество, которое можно приписать к «А ну-ка, девушки!», - это голосование зрителей посредством писем. Так зарождалась телевизионная интерактивность, которая в наше время действует на порядок быстрее. Однако тогда это было весьма необычно: иметь возможность самому предопределить исход соревнования.
Передача «А ну-ка, девушки!» прожила на телеэкране достаточно долго – более 10 лет. Сейчас это нонсенс для экрана, так как в условиях жесткой конкуренции каналы постоянно пытаются превзойти самих себя и соседей по частоте в оригинальности идеи и воплощения очередного развлекательного шоу. А тогда телезрители были рады тому немногому действительно интересному, что можно было посмотреть, поэтому тепло встречали передачу в течение многих лет. Они были в восторге от программы, наверное, потому, что она давала возможность простым девушкам прославиться на всю страну.
Про эту передачу неоднократно писал журнал «Телевидение и радиовещание». Так, например, на его страницах Г. Царегородская, кондитер фабрики имени Бабаева и бывшая участница передачи «А ну-ка, девушки!» говорила: «Эти передачи привлекают, по-моему, всю молодежь. В них задорные игры, интересные конкурсы. Программа помогает и телезрителям, и участникам найти себя». Имелось ввиду, что «А ну-ка, девушки!» - это одновременно и «рекламирование» профессии, и предостережение от романтизации того или иного дела, рассказ о недостатках.
В 1980 году журнал поздравил программу с 10-летием и проанализировал те изменения, которые успели в ней произойти. Все-таки требования времени меняют тот экранный продукт, который имеет такую длинную биографию. С течением времени задания усложнялись. Сначала это были несложные «хозяйственные» конкурсы, а потом от девушек уже требовалось демонстрировать знания литературы и искусства. Что ж, этот факт еще раз подтверждает то, что стагнация, замирание на месте грозит потерей зрительского интереса. Кстати, вместе со сложностью заданий увеличивалась степень сложности самой подготовки. Так, например, по отрывку текста девушкам надо было угадать название произведения и написать главному герою оного письмо. А потом из зала на сцену вышли люди, у которых полностью совпадали имя и фамилия, чтобы участницы могли им передать свои послания. Согласитесь, создателям передачи был проделан немалый труд, особенно, если представить средства поиска информации того времени.
Однако некоторые телевизионные теоретики не были в таком восторге от передачи, как и зрители. Во-первых, они не рассматривали программу «А ну-ка, девушки!» саму по себе, а взглянули на нее под необычным ракурсом – с точки зрения использования там фольклорных элементов: «Из-за своих заданий конкурс «А ну-ка, девушки!» ощущается не как состязание, а как шоу с набором «выходов». И, тем не менее, в основе этого шоу лежит фольклорный прототип. Исследовательница фольклора пишет: «Идти «в хоровод» (так называлось помимо конкретной игры и все праздничное сборище молодежи) полагалось в лучших праздничных нарядах. Здесь демонстрировался и достаток семьи, и вкус, и «рукодельность» девушек-невест, их умение держаться «на народе». Хороводы собирали многочисленных зрителей из числа родителей, родственников, пожилого населения деревни. Большие хороводы выполняли определенную общественную роль: были своеобразными «смотринами». Телевизионная передача сконструирована по типу таких «смотрин» - от ее участниц тоже требуется и «рукодельность» и умение держаться «на народе». Однако фольклорная структура создателями передачи искажена» . По мнению автора статьи, искажение произошло по нескольким параметрам. Во-первых, традиция хождения «в хоровод» подразумевает большое количество участниц, чтобы у ярких девушек была возможность выделиться на фоне остальных. В данном случае об этом не может быть и речи: эфирное время ограничивает число участниц, зато стремиться показать их в разных ипостасях. Во-вторых, чрезмерная эстетизация ухудшает качество шоу (тут с автором, на мой взгляд, не согласилось бы большинство современным мне телевизионщиков-практиков).
С точки зрения В. Михалковича создатели программы «перетягивают одеяло на себя», предлагая зрителям оценить их изобретательность (как в случае с подбором однофамильцев и тезок).
Если же отвлечься на некоторое время от рассматривания «А ну-ка, девушки!» как искажающей фольклорные традиции передачи, то автор статьи находит еще один существенный недостаток – несуществующие различия, не позволяющие кому-то из конкурсанток вырваться вперед: «Следует полагать, что различия устраняются сознательно. Конкурс «А ну-ка, девушки!» задумывался для популяризации профессий – должен был стать не «смотринами» девушек, а «смотринами» занятий, поэтому для демонстрации достоинств профессии отбираются наиболее видные представители. Между собой они различаются скорее физическими, прирожденными качествами, нежели профессиональными. В этом отношении уровень участниц должен быть более-менее одинаковым.
Участницы конкурса оспаривают друг у друга пальму первенства. Не особенно вырываясь вперед, потому что девушки воспринимаются как приравненные друг к другу синонимы. Разыгранное ими действо не направлено на то, чтобы кто-то разительно выделился» . В конце концов, эта унификация мешает сделать судейство бесспорным, так как балльный разрыв слишком маленький, чтобы говорить о каком-то кардинальном различии. Значит, это уже намекает на некоторую притянутость результатов.
В целом, В. Михалкович недоволен теми принципами, которые ложатся в основу создания таких передач, так как они ломают ту фольклорность, из которой произрастает все телевидение: «Его (телевидение) справедливо считают тем коммуникативным средством, для которого чрезвычайно существенны проблемы контакта, принципы объединения своей аудитории. Древние сообщества накопили значительный арсенал форм контакта, потому нет ничего удивительного, что молодое телевидение к этому арсеналу обращается. При этом заимствуемые формы оно способно совершенствовать, перерабатывать. Хотя нередко, трансформируя, ломает их» .
Еще одним противником такого подхода к созданию программы «А ну-ка, девушки!» был, как ни странно, Владимир Ворошилов. Он находил объект для критики, глядя на передачу со своего ракурса. По мнению Ворошилова, как развлекательная программа «А ну-ка, девушки!» достойна иметь время в эфире, однако, ее нельзя называть телевизионной игрой: «В известной всем телепередаче «А ну-ка девушки!» тоже испытывается комплекс, а не одно качество участниц. Там целая цепь испытаний. Как мы видим, здесь достаточно разнообразная палитра испытаний, но расположены они в пространстве и во времени последовательно! По существу, это многоборье, состоящее из отдельных состязаний. Здесь количество никогда не перейдет в качество, сколькобы мы не увеличивали количество состязаний, «А ну-ка девушки!» никогда не станет игрой. Ибо в игре комплекс качеств испытывается одновременно и только сам ее участник решает, какое из них он в данный момент пустит в дело» .
С критикой передачи-близнеца «А ну-ка девушек!» - программы «А ну-ка, парни!», которую так же вел А. В. Масляков, выступал А. С. Вартанов, сравнивая эти две игры не в пользу последней. Он считал, что многократные изменения «А ну-ка, парни!», позже переименованной в «Вираж», говорит о нежизнеспособной концепции. Если в «А ну-ка девушки!» старались много внимания обратить именно на участниц программы, то «Вираж» стал почти спортивным соревнованием, где за шлемами и очками не видно людей. Не видно их было как в прямом, так и в переносном смысле. Кстати, то, что критикует А. С. Вартанов, сейчас сплошь и рядом демонстрируется на телевидении. Поточное производство развлекательных программ соревновательного типа заставляет создателей этих передач относится к участникам «по-поточному». Однако, возвращаясь к статье «Телевизионные зрелища», стоит отметить, что критика автора была направлена, в первую очередь, потерю своеобразия и натуральности: «Эволюция программ-близнецов привела к тому, что в какой-то момент «А ну-ка парни!» стала терять свое своеобразие. Для студии передача становилась слишком шумной и в то же время недостаточно натуральной. Было несколько сезонов, когда «А ну-ка парни!» попросту перестала появляться на экранах. Казалось, что из возникшей когда-то пары программ-близнецов останется жить только одна – «А ну-ка девушки!» .
О КВНе как о передаче, использующей мотив пародийности, один из авторов, упоминаемых мной во вступлении, - В. Михалкович - отзывается более лестно. Бросая взгляд на фольклорность, в практике гулянья пародируются знакомые действия. К этому и сейчас, и в те времена прибегали юмористы и члены команд КВН. И хотя телевидение не повторяет ни распорядок гулянья, ни его течение, оно соотносится с его содержательными мотивами: «Телевидение не обязательно воспроизводит форму коллективной жизни. Однако иные формы, сходные с гуляньем свом эффектом, телевидение насаждает. В период популярности «Клуба веселых и находчивых» во многих институтах и школах возникли свои КВН, а вечера отдыха на мероприятиях зачастую проводились по формуле телевизионного «Голубого огонька» .
Однако самым, на мой взгляд, стабильным в телевизионном деле понятием, рассмотренном теоретиками, была импровизация. Вокруг нее до сих пор идут неумолкаемые споры, когда речь заходит о КВНе. Но тогда разговор велся не только об этой передаче, но и об импровизации как о понятии в целом. Она присуща и самому телевидению, например, прямому эфиру. Даже расписанный по секундам сценарий может не помочь, когда во время съемок произойдет непредвиденная ситуация. «Импровизационность – следствие сиюминутности ТВ – пронизывает всю структуру живого телезрелища: само событие и поведение его участников, его мгновенную интерпретацию телевизионным оператором и режиссером и зрительское восприятие в момент совершения события» , - пишет А. Сокольская. Там же говорится о сиюминутности, как грани импровизационной стихии (но уже в ключе смонтированного материала, а не прямого эфира) в музыкально-развлекательных программах. Видеозапись «пересоздает» выступление, но при этом не теряется его живость. Наоборот, запечатлевание на пленку и монтажная работа позволяет расставить акценты, сделать телевизионный фрагмент передачи более выпуклым. Импровизационная стихия исполнительства как бы перетекает из реальности в экранный образ исполнения – в мгновенную игру монтажных ритмов, цвета, ракурсов, изобразительных решений.
В наши дни тема КВНа очень редко появляется на страницах неспециализированной литературы и периодической печати. Отчасти это можно связать с тем фактом, что КВН стал «государством в государстве», создав целую империю, опирающуюся на телевизионный эфир. Возможно так же, что КВН не связан с громкими скандалами и не замешан в коррупции (хотя странно писать об этом про телевизионный проект), поэтому серьезные издания не видят объект для анализа. С другой стороны, многих останавливает то, что кроме официальных данных про КВН мало что известно, точнее не про сам КВН, а про те процессы, что происходят у него внутри. Сами руководители передачи не стремятся давать комментарии, а к членам команд, делящихся такой информацией, относятся без снисхождения. Однако на фоне всего этого молчания статья «Клуб веселой наличности», опубликованная в майском номере журнала «РБК» за 2006 год, стала своего рода откровением для многих. Сам журнал позиционирует себя как «трибуна гласности», поэтому без прикрас пишет обо всем вокруг, при этом обосновывая все свои утверждения фактами. Статья про КВН написана в том же духе. В ней говорится о том, сколько зарабатывают те, кто стоит «у руля», на фактически голом энтузиазме КВНщиков. Впрочем, этот материал не был бы так интересен, если бы в нем не приоткрывалась завеса не только над финансовыми вопросами, но и над самой «кухней» КВН. Что касается конкретно телевидения, то, несмотря на свою масштабность, передача занимает всего лишь две комнаты в телецентре «Останкино», зато при недостатке места, в спонсорах нет отбоя. Это говорит о том, что заложенная еще в советские времена машина взаимовыгодных финансовых взаимоотношений работает безотказно.

Выдержка из работы.

Заключение можно подвести только моей дипломной работе, но никак не КВНу в целом. Я постаралась показать, что он как старейшая телевизионная передача и как целой движение постоянно развивается в течение всей своей истории. Изменяется не только форма, но и содержание. Меняются принципы подбора команд, меняется состав жюри. Неизменными остаются, пожалуй, лишь ведущий А. В. Масляков и его начальные слова: «Мы начинаем КВН!» Из этого всего можно сделать вывод, что КВН – это явление трудно прогнозируемое, но изучаемое с интересом, как и любой другой телевизионный проект, имеющий широкую аудиторию зрителей и претензию на интеллектуальность. Впрочем, если попытаться все-таки сделать прогноз, исходя из результатов моего исследования, то можно сказать, что КВНу еще долгое время предстоит расти и развиваться. Это можно утверждать на основании статистики сочинских фестивалей, откуда по традиции берутся новые команды для премьер и высшей лиги. На основании неизменного интереса телезрителей, который можно увидеть в рейтингах зрительской аудитории Gallup. На основании накала страстей, который каждый раз наблюдается, когда идет борьба за выход в четверть финал, полуфинал, финал и за звание чемпиона. Это стремление быть лучшими именно в КВНе говорит о том, что сам КВН ценен как игра, как телевизионная передача. Во время выступления команды «Уездный город» прозвучала шутка, в которой, по традиции, только доля шутки.
- А почему это ты так уничижительно горишь: «Я – КВНщик!» Почему наконец-то не сказать: «Я работаю на Первом канале!»?
(«Уездный город»)
И действительно, хорошие команды имеют то, о чем могут мечтать даже звезды шоу-бизнеса – несколько минут в прайм-тайм на Первом канале. То есть КВН дает возможность не только творчески развиваться, позволяя сбыться мечте почти каждого – побывать на сцене, но и стать полноценной звездой со своими поклонниками и гастролями (вспомните зарубежные фестивали и международные встречи).
Это все плюсы, но, как и в любом другом деле, в КВНе есть свои минусы, которые я хотела бы упомянуть, подводя итог. С развитием КВНовского движения он сам превратился в индустрию. И как любая индустрия он бывает подчас жесток (как в случае с Игорем Харламовым, ныне резидентом Comedy club). В стенах клуба развивается жесткая конкуренция, которая иногда не оставляет места простым человеческим отношениям, что было немыслимо в раннем КВНе. Сформировавшийся штат авторов, пишущих на заказ для любой команды, мешает развиваться новым авторам, не дает им права на ошибки, что губит творческое КВНовское начало. Если посмотреть с этого же ракурса на систему подготовки, которую согласно высоким требования телеэфира обязана проходить каждая команда, то становится ясно, что без хорошего постановщика и, в идеале, профессионального певца в штате ни одному коллективу не выбиться за рамки региональной лиги. Кстати, лиги иногда нарочно не отпускают хорошие команды выше, чтобы не терять статуса. То есть мнение редактора является единственным и неоспоримым, что иногда приводит к, выражаясь сухим административным языком, к превышению полномочий.
Можно и дальше искать недостатки, которых, несомненно, наберется немало. Но надо ли это делать? Все-таки КВН уже не единожды доказывал свое право на существование и как телевизионной программы, и как интеллектуально-юмористической игры для молодежи. Поэтому в своей работе я, в первую очередь, старалась проанализировать историю КВНа и тенденции его развития, а также изменения уровня команд и состава участников, чтобы понять что есть КВН как телевизионное и отчасти социальное явление.

Список литературы.

Книги:
1. Вартанов А. «Телевизионные зрелища», «Знание» - М. – 1986
2. Ворошилов В. «Феномен игры», «Советская Россия» - М. – 1982
3. Пропп В. «Проблемы комизма и смеха», «Лабиринт» - М. - 1999
4. Сокольская А. «Поэтика ТВ: пути и поиски», «Искусство» - М. – 1981
6. Юровский А. «Телевидение. Поиски и решения», «Искусство» - М. - 1983
7. «Массовая культура на рубеже веков», под редакцией Е.В. Дукова и Л.И. Левина, «Дмитрий Буланин» - М.-С.Пб. - 2005
8. «Мы начинаем КВН», под редакцией А. Ляпичева, «Локус станди» - М. – 2004
9. «Фольклор и викторина. Народное творчество в век телевидения», «Искусство» - М. – 1988

Журналы:
10. «Телевидение и радиовещание», №6, 1970, статья «А ну-ка, девушки!»
11. «Телевидение и радиовещание», №5, 1979, статья «И смешно, и грустно»
12. «Телевидение и радиовещание», №12, 1979, статья «Что? Где? Когда?»
13. «Телевидение и радиовещание», №1, 1980, статья «10-летний юбилей передачи «А ну-ка, девушки!»
14. «Телевидение и радиовещание», №1, 1983, статья «Жанр – игра»
15. «Телевидение и радиовещание», №7, 1984, статья «О чем молчит сова?»
16. «РБК», №5, 2006, статья «Клуб веселой наличности»
Похожие работы:
© 2009-2020 Все права защищены — dipland.ru