По алфавиту:

Указатель категорий Гражданское право Недействительность сделок

Недействительность сделок

Тип работы: Реферат
Предмет: Гражданское право
Язык документа: Русский
Год сдачи: 2008
Последнее скачивание: не скачивался

Описание.

Условия действительности сделки вытекают из ее определения как правомерного юридического действия, направленного на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделка действительна при одновременном наличии следующих условий:

- содержание и правовой результат сделки не противоречат закону и иным правовым актам;

Выдержка из работы.

Недействительность  сделок

Эрделевский А. 
Российская юстиция, 1999

А. Эрделевский, доцент МГЮА, кандидат юридических наук.

Условия действительности сделки вытекают из ее определения  как правомерного юридического действия, направленного на установление, изменение  или прекращение гражданских  прав и обязанностей. Сделка действительна  при одновременном наличии следующих  условий:

- содержание  и правовой результат сделки  не противоречат закону и иным  правовым актам;

- каждый участник  сделки обладает дееспособностью,  необходимой для ее совершения; если, в силу закона, собственное  волеизъявление участника - необходимое,  но недостаточное условие совершения  сделки (несовершеннолетние в возрасте  от 14 до 18 лет), воля такого участника  должна получить подкрепление  волей другого, определенного  в законе, лица (родителя, усыновителя,  попечителя - п. 1 ст. 26 ГК);

- волеизъявление  участника сделки соответствует  его действительной воле и  совершено в форме, предусмотренной  законом.

Невыполнение  перечисленных условий влечет недействительность сделки, если иное не предусмотрено  законом. Так, несоблюдение простой  письменной формы по общему правилу  не влечет недействительности сделки и последствия этого противоречия закону ограничиваются лишением сторон права ссылаться на свидетельские показания в случае возникновения спора между ними.

Недействительность  сделки означает, что действие, совершенное  в виде сделки, не порождает юридических  последствий, т.е. не влечет возникновения, изменения или прекращения гражданских  прав и обязанностей (кроме тех, которые  связаны с ее недействительностью).

Согласно п. 1 ст. 166 ГК все недействительные сделки подразделяются на ничтожные и оспоримые. Ничтожная сделка недействительна в силу нормы права в момент ее совершения, поэтому судебного решения о признании ее недействительной не требуется. Она не подлежит исполнению. Любые заинтересованные лица вправе ссылаться на ее ничтожность и требовать в судебном порядке применения последствий недействительности. Суд, установив факт совершения ничтожной сделки, констатирует ее недействительность и вправе применить соответствующие последствия по собственной инициативе (п. 2 ст. 166 ГК). Закон предусматривает возможность признания судом в исключительных случаях (ст. ст. 171, 172 ГК) ничтожной сделки действительной.

Хотя среди  перечисленных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав отсутствует  такой способ, как признание ничтожной  сделки недействительной, в Постановлении  Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего  Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. "О  некоторых вопросах, связанных с  применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" (п. 32) указано, что ГК не исключает возможности  предъявления исков о признании  ничтожной сделки недействительной. Поэтому такие требования могут быть предъявлены в суд в сроки, установленные п. 1 ст. 181 ГК, и подлежат рассмотрению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица.

Оспоримая сделка в момент ее совершения порождает свойственные действительной сделке правовые последствия, но они носят неустойчивый характер, поскольку по требованию исчерпывающе определенного в законе круга лиц такая сделка может быть признана судом недействительной по основаниям, установленным законом. В этом случае правовой результат сделки может оказаться полностью аннулированным, поскольку она недействительна с момента совершения, и решение суда по данному вопросу будет иметь обратную силу, если только из содержания сделки не следует, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК).

Из смысла п. 1 ст. 166 ГК вытекает, что основания  недействительности сделок исчерпывающе установлены в ГК.

Согласно ст. 180 ГК, недействительность части сделки может не повлечь недействительности остальных ее частей, если можно  предположить, что сделка была бы совершена  и без включения недействительной ее части. Такое предположение правомерно при двух условиях: отсутствие части сделки не препятствует признанию сделки в остальной ее части совершенной (объективный критерий); стороны в момент совершения сделки были бы согласны совершить ее без включения недействительной части (субъективный критерий).

Наличие объективного критерия предполагает, что такая  часть сделки не должна относиться к числу ее существенных условий. Дело в том, что для заключения договора необходимо достижение сторонами  соглашения по всем его существенным условиям (п. 1 ст. 432 ГК), поэтому отсутствие соглашения хотя бы по одному из них  приводит к признанию договора незаключенным. Иное положение возникает при  недействительности одного из существенных условий договора. Здесь ст. 180 ГК применена быть не может ввиду  отсутствия объективного критерия, так  как, независимо от намерений сторон, недействительность соглашения по существенному  условию договора не позволяет считать  его заключенным. Следовательно, договор  в целом окажется недействительным.

Ничтожная сделка, исполнение которой не начато ни одной  из сторон, не порождает никаких  юридических последствий. Вместе с  тем, если стороны намерены начать исполнять  ничтожную сделку, любое заинтересованное лицо, правам которого исполнение этой сделки может создать угрозу нарушения, вправе предъявить иск о запрещении исполнения сделки (ст. 12 ГК).

В ст. ст. 167 - 179 ГК устанавливаются различные правовые последствия частично или полностью  исполненных недействительных сделок, причем они дифференцируются в зависимости от оснований недействительности.

Основные последствия  связаны с определением правовой судьбы полученного по сделке. Общее правило на этот счет, установленное п. 2 ст. 167 ГК, именуется в науке гражданского права двусторонней реституцией. Оно предусматривает возвращение сторонами друг другу всего полученного по сделке, а в случае невозможности возвращения полученного в натуре (в том числе, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) - возмещение его стоимости в деньгах.

В качестве последствий  некоторых видов недействительных сделок (ст. ст. 169 и 179 ГК) применяется  односторонняя реституция, т.е. восстановление в первоначальное состояние лишь невиновной стороны путем возвращения  этой стороне исполненного ею по сделке и взыскание в доход государства  полученного виновной стороной или  причитавшегося этой стороне в возмещение исполненного ею по сделке. Еще один вариант - недопущение реституции, т.е. взыскание в доход государства всего полученного сторонами по сделке и, в случае исполнения сделки не всеми сторонами, причитавшегося к получению.

Если из содержания оспоримой сделки вытекает, что ее действие может быть прекращено лишь на будущее время, суд прекращает ее действие на будущее время (п. 3 ст. 167 ГК). Полученное по сделке остается у сторон, но дальнейшему исполнению она не подлежит.

В соответствии со ст. 1103 ГК правила, предусмотренные  гл. 60 ГК, действуют и в отношении  требований о возврате исполненного по недействительной сделке, если иное не установлено законом и не вытекает из существа отношений. Применение этих правил носит субсидиарный характер. При этом они относятся лишь к  вытекающим из недействительности сделки требованиям о возврате исполненного по ней (п. 1 ст. 1103 ГК), т.е. к реституционным требованиям. Применения их к иным последствиям недействительности сделки ст. 1103 ГК не предусматривает. Поэтому институт неосновательного обогащения не применяется  в отношении взыскания полученного  по сделке в доход государства (ст. ст. 169, 179 ГК).

К последствиям недействительности сделки в отношении  возврата исполненного по ней (при двусторонней или односторонней реституции) применяется  правило ст. 1107 ГК о возмещении приобретателем потерпевшему неполученных доходов. В  случае двусторонней реституции в отношении  возмещения неполученных доходов каждая сторона недействительной сделки окажется одновременно и приобретателем, и  потерпевшим. Возмещая неполученные доходы, приобретатель обязан возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые он извлек или должен был извлечь из этого имущества с того времени, когда узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения; в случае неосновательного денежного обогащения доходы определяются в процентах за пользование чужими средствами, начисляемых по правилам ст. 395 ГК. Принципы определения момента, с которого начинают начисляться проценты при применении последствий недействительности оспоримой сделки, сформулированы в п. 28 Постановления Пленумов Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ от 8 октября 1998 г. "О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами". В этом случае они на основании п. 2 ст. 1107 ГК подлежат начислению на сумму неосновательного денежного обогащения с момента вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной, если судом не будет установлено, что приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения ранее этого момента.

Последствия недействительности сделки, установленные в ст. ст. 167, 169 - 179 ГК, применяются к дву- и многосторонним недействительным сделкам. В случае недействительности односторонней сделки (например, заключающейся в принятии наследства лицом, не входящим в круг наследников по закону или завещанию, или лишенным судом права наследования, или по фальшивому завещанию) применяются непосредственно нормы гл. 60 ГК о возврате неосновательно приобретенного имущества.

В практике вызывал  сложности вопрос о конкуренции  норм, касающихся последствий недействительности сделок, с нормами гл. 20 ГК о защите прав собственности и других вещных прав. Существо коллизии состоит в  том, что требованию о возврате исполненного по недействительной сделке, основанному на п. 2 ст. 167 ГК, иногда может быть противопоставлено возражение, основанное на недопустимости истребования от добросовестного приобретателя возмездно приобретенного имущества. Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ обозначил подход к решению этого вопроса в п. 25 Постановления от 25 февраля 1998 г. "О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав": если по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, и собственником заявлен иск о признании недействительной сделки купли - продажи и возврате переданного покупателю имущества, а при разрешении данного спора будет установлено, что покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю (ст. 302 ГК), в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано; если при этом право собственности подлежит государственной регистрации, такое решение суда является основанием для регистрации перехода права собственности к покупателю.

Кроме основных, закон предусматривает и дополнительные имущественные последствия недействительности сделки, заключающиеся в обязанности  виновной стороны возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб (расходы, утрату и повреждение имущества).

Закон устанавливает  специальные сроки исковой давности для требований, связанных с недействительностью  сделок (ст. 181 ГК). По требованию о применении последствий недействительности сделки он составляет десять лет и начинает течь со дня начала ее исполнения. Для признания оспоримой сделки недействительной и применения соответствующих последствий срок составляет один год и начинает течь со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, предусмотренная п. 1 ст. 179 ГК, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (для остальных видов оспоримых сделок).

Статья 168 ГК устанавливает  общее правило о ничтожности  сделки, противоречащей закону или  иным правовым актам. Ее применение основано на объективном критерии - противоречии сделки законодательству (наличие или  отсутствие вины сторон не имеет юридического значения). Несоответствие требованиям  законодательства само по себе является достаточным основанием для констатации  факта ничтожности.

Ничтожными в  силу противоречия закону являются, к  примеру, сделки по отчуждению государственными и муниципальными предприятиями  имущества, закрепленного за ними на праве хозяйственного ведения или  оперативного управления, совершенные  вопреки ограничениям, установленным  в ст. ст. 295 и 296 ГК. Последствием недействительности сделки является в этих случаях двусторонняя реституция (ст. 167 ГК).

Сделка, совершенная  с целью, заведомо противной основам  правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), представляет собой квалифицированный  вид незаконных сделок. Для применения данной статьи необходимо наличие следующих  условий:

- сделка нарушает  требования правовых норм, обеспечивающих  основы правопорядка, либо противоречит  основам общественной нравственности;

- одна или  обе стороны сделки имеют прямой  или косвенный умысел в отношении  противоречащей основам правопорядка  или нравственности направленности  сделки, т.е. осознают именно такой  ее характер.

Последствиями в зависимости от наличия умысла у обеих или одной из сторон являются соответственно недопущение  реституции или односторонняя реституция.

При наличии  умысла у обеих сторон в случае исполнения ими сделки в доход  государства взыскивается все полученное по ней, а в случае исполнения сделки одной стороной с другой взыскивается в доход государства все полученное ею и все причитавшееся с нее  первой стороне в возмещение полученного. При наличии умысла лишь у одной из сторон все полученное ею по сделке должно быть возвращено другой стороне, а полученное последней или причитавшееся ей в возмещение исполненного взыскивается в доход государства. Если, при наличии умысла у одной из сторон, сделка исполнена только виновной стороной, то с невиновной взыскивается в доход государства все полученное ею по сделке.

Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях  имеет место несовпадение сделанного волеизъявления с действительной волей  сторон. Статья 170 ГК определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать  соответствующие ей правовые последствия, а притворную - как совершенную  с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как в первом, так  и во втором случае стороны желают достигнуть определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении  этих сделок.

При совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско - правовых отношений между сторонами сделки. Целью обычно является возникновение правовых последствий для каждой или, что чаще встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества). Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция. Наличие цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 ГК.

При совершении притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами  гражданско - правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в их волеизъявлении (например, заключение договора купли - продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество).

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных п. 2 ст. 167 ГК. В соответствии с п. 2 ст. 170 к сделке, которую стороны  действительно имели в виду, применяются  относящиеся к ней правила. Совершение прикрываемой сделки имеет, как правило, незаконную цель, что, однако, не означает ее обязательной недействительности. Так, безвозмездная передача денежных средств между юридическими лицами может с целью уклонения от уплаты налогов быть прикрыта договором  о совместной деятельности. В этом случае договор о совместной деятельности является ничтожной сделкой в  соответствии с п. 2 ст. 170 ГК, а сделка по безвозмездной передаче денежных средств может оказаться действительной, что не исключает применения административно - правовых последствий, предусмотренных  налоговым законодательством.

Похожие работы:
© 2009-2019 Все права защищены — dipland.ru