По алфавиту:

Указатель категорий Государство и право Власть и личность, власть и общество: проблема отчуждения

Власть и личность, власть и общество: проблема отчуждения

Тип работы: Реферат
Предмет: Государство и право
Язык документа: Русский
Год сдачи: 2008
Последнее скачивание: не скачивался

Описание.

Реферат

Выдержка из работы.

Министерство  сельского хозяйства Российской Федерации

ФГОУ  ВПО «Красноярский государственный аграрный университет»

Факультет управления и агробизнеса

Кафедра истории, политологии, социологии 
 
 
 
 
 

Реферат на тему:

Власть  и личность, власть и общество: проблема отчуждения 
 
 
 

                                                                                 

                                                                                  Выполнил: студент

                  Группа: МД-31

                  Зеленина  О. С.

                        Проверил: преподаватель

                        Шевченко В. Н. 
               
               
               
               
               

Красноярск 2008 

 

      План:

 I. Введение………………………………………………………………………….3

II. Понятие и классификация власти……………………………………………....4

III. Рационализация политического сознания и поведения……………………...6

IV. Приоритеты общественного развития………………………………………...7

V. Диалог с властью: проблемы субъектности……………………………………9

VI. Власть и олигархи в России…………………………………………………..12

VII. Заключение…………………………………………………………………....15

VIII. Используемая литература…………………………………………………...17 
 
 

 

I. Введение

     Во  всем мире власть – это возможность  и способность осуществлять собственную  волю даже вопреки сопротивлению  другой стороны (сторон). Отношения  власти асимметричны, они предполагают доминирование, господство, которое  может быть навязано и насильственно, и принято «добровольно» (под  психическим, идеологическим или иным воздействием). Власть всегда содержит элемент принуждения в той  или иной, гибкой, почти незаметной, или жёсткой, даже террористической форме.

     Особое  значение в человеческом обществе имеет  не индивидуальная, частная власть, характеризующая зависимость одного лица от другого (например, отношения  матери и ребёнка), а сознательная, общественная власть, в основе которой  лежит существование определенных отношений, коллективов. Эти связи  опираются не на персональные отношения, не на кровнородственные связи (как  при родоплеменном строе), а на иные факторы. Необходимость сознательной, общественной власти в человеческих коллективах проистекает из их совместной осознанной деятельности, что предполагает разделение поведения, установление определенной иерархии, порядка взаимоотношений  людей в коллективе и коллективов  между собой.

      Современному  демократическому обществу свойственно  видеть силу власти в ее неразрывной  связи с народом: в формировании власти на основе свободных выборов, в политике правящих сил, направленной на реализацию общенародных интересов, в существовании действенных  механизмов общественного контроля за властью, наконец, в поддержке ее действий народом. Вместе с тем, современные представительные демократии постоянно воспроизводят проблему различий во взглядах на силу и эффективность власти со стороны общества и со стороны действующих государственных мужей – политиков и администраторов (т.е. «извне» и «изнутри» властных структур). 
 

      В своем реферате я бы хотела рассмотреть  взаимоотношения как населения, так и индивидов с властью, а также как власть формирует единый образ мышления и стереотипы поведения людей. 

II. Понятие и классификация власти

     Власть  — одно из фундаментальных начал  общества и политики. Она существует везде, где есть устойчивые объединения  людей: в семье, производственных коллективах, различного рода организациях и учреждениях, во всем государстве — в этом случае мы имеем дело с верховной, политической властью. Власть — это институционно определенное право и возможность влиять на жизнедеятельность других, динамику общественного развития.

     Власть  классифицируется на: экономическую, социальную, культурно-информационную, принудительную.

      1). Экономическая власть — это контроль над экономическими ресурсами, собственность на различного рода материальные ценности. В обычные, относительно спокойные периоды общественного развития экономическая власть доминирует над другими видами власти.

      2). С экономической властью тесно  связана власть социальная. Если  экономическая власть предполагает  способность распределения материальных  благ, то социальная — распределения  позиций на социальной лестнице  — статусов, должностей, льгот и  привилегий. Современные государства  обладают большой социальной  властью, с помощью социальной  политики они могут влиять  на общественное положение широких  слоев населения, вызывая тем  самым их лояльность и поддержку.

      3). Культурно-информационная власть  — это прежде всего власть над людьми с помощью научных знаний, информации и средств их распространения. Кроме того, это моральная, религиозная и некоторые другие виды власти, связанные с подчинением на основе авторитета. В современном обществе из всех видов духовного влияния на первый план выдвигается научно-информационная власть. Знания используются как при подготовке правительственных решений, так и для непосредственного воздействия на сознание людей в целях обеспечения их политической лояльности и поддержки. Такое воздействие осуществляется через институты социализации (школа, другие образовательные учреждения), а также с помощью СМИ.

      Информационная  власть способна служить разным целям: не только распространению объективных  сведений о деятельности правительства, положении в обществе, но и манипулированию  — управлению сознанием и поведением людей вопреки их интересам, а  нередко и воле, основанному на специальных методах обмана. Вот поэтому у общества, по отношению к власти, возникает отчуждение. Кто захочет, чтобы его обманули?

      4). Принудительная власть опирается  на силовые ресурсы и означает  контроль над людьми с помощью применения или угрозы применения физической силы. Принудительную власть не следует отождествлять с власть политической, хотя легальное использование силы в масштабах государства — важнейшая особенность последней. Насилие, физическое принуждение могут использоваться и неополитической властью, например в отношениях между рабами и рабовладельцами, между деспотом — главой семьи и ее членами, между главарем и членами преступной группировки, между рэкетирами и торговцами и т.д. 
 

     III. Рационализация политического сознания и поведения

     За  последнее десятилетие восприятие деятельности властных институтов стало постепенно освобождаться от характерных для традиционалистского сознания мифологических элементов и завышенных ожиданий. Значительная часть населения прошла от этих ожиданий — через развитие анархо-либеральных настроений (сводящихся к простой логике: «у власти своя жизнь, у нас – своя, и чем меньше власти и государства в нашей жизни, тем лучше для всех») — к пониманию необходимости эффективной и дееспособной власти. Решающее значение в этой эволюции и формировании  соответствующего запроса сыграл августовский (1998 года) финансовый кризис. Именно тогда была окончательно изжита, в том числе для активной и адаптивной части населения, иллюзия возможности существовать вне и помимо государства.

     Установки массового сознания ныне в целом стабилизировались и приобрели фактически независимую от политической и экономической конъюнктуры конфигурацию. Поэтому значительный интерес начинают приобретать не только непосредственная реакция россиян на события в стране, но и вклад общественного мнения в формирование «образа будущего» и альтернатив общественного развития.

     «Образ  будущего» всегда включает в себя такой важный компонент, как состояние социально-психологического климата в стране (соотношение оптимизма и пессимизма). Так, например, многолетняя уверенность американцев в светлом будущем сама по себе обусловливала успехи их страны в 1990-х, и наоборот, стоило им усомниться в перспективах США и начать откладывать на «черный день», как экономические проблемы не заставили себя ждать. Россия же практически десять лет жила в условиях постоянного социально-психологического стресса с ощущением безвременья.  

IV. Приоритеты общественного развития

     Социальная  и нравственная реабилитация общества, включая преодоление алармистских, катастрофических настроений граждан Россия как в отношении себя и будущего своих детей, так и в отношении будущего всей страны — одна из приоритетных задач общественного развития. Ее решение требует значительных усилий, прежде всего, в экономической и социальной сферах, а не «прорывных» методов и тем более не одних только РR-технологий. В свою очередь экономические и социальные преобразования могут быть реализованы только тогда, когда общество доверяет власти, когда ее цели и действия поддерживаются большинством граждан. Сегодня важно использовать все возможности для восстановления доверия общества к власти. Что касается взаимоотношений власти и личности, я предлагаю в качестве личностей рассмотреть российских олигархов.

     Для нашей страны характерен олигархический тип власти, сложившийся в минувшее десятилетие, который мы рассмотрим позже. Объективно В. Путин стал символом избавления страны от «ельцинизма», в годы которого и зародилась олигархия. Еще в октябре 1999 года 60 процентов россиян были убеждены в том, Ельцин ни при каких условиях добровольно не оставит свой пост даже после истечения срока президентских полномочий.1 Но прошло каких-то два месяца, состоялась громкая добровольная отставка, и в общественном сознании утвердилось мнение, что «не столько Ельцин назначил Путина, сколько Путин выдворил Ельцина из Кремля». В результате уход Ельцина стал для российских граждан важнейшим событием, почти вдвое превзошедшим по своей значимости избрание нового.

     В то же время люди не склонны связывать улучшение своего социального самочувствия с повышением эффективности деятельности государства. Так, лишь 14 процентов опрошенных, по этому же опросу, назвали умелые действия федерального правительства в качестве ключевой причины улучшении экономической ситуации в стране в 2000 году. Гораздо больше людей (38 процентов опрошенных) полагают, что решающее значение в данном случае имел рост цен на нефть на мировом рынке. Более того, реально почувствовали экономический подъем «на толщине своего кошелька» лишь 21 процент опрошенных, 52 процента его практически не ощутили, а для 18 процентов ситуация даже ухудшилась.

     Это означает, что власть должна не уповать  на «ожидание чуда», а стремиться уделять большое внимание рациональной аргументации своих действий, целей  и методов проводимой политики.

     Однако  этому препятствует ряд причин. Часть  из них связана с намерениями  и стилем поведения самой власти, другие же коренятся в обществе, его установках и стереотипах.

     Именно  на эти идеи делается упор в информационной политике властей. Они постулируются, встраиваются и нужный контекст, а затем возвращается обществу. Последнее в результате получает те самые установки, которые само ранее и сформулировало. В настоящее время для значительной часги людей в качестве таких ценностей выступают идеи сильного государства, возвращения России в разряд мировых держав, сохранения рыночного вектора развития страны при усилении социальной справедливости в обществе.

     Реально значимые общественные проблемы (в первую очередь социальные) выведены из поля дискуссии и замещены другими. Само же общество также не готово к содержательному обсуждению реальных проблем, поскольку люди, как правило, не в состоянии интерпретировать достаточно абстрактные социальные и экономические проблемы в категориях «собственного кошелька», личной безопасности и своей повседневной деятельности. Т. е. получается, что из-за необъективного и неверного понимания проблем (напр., из-за недостатка информации, образования, средств и т.д.), большая часть общества просто не готова обсуждать их реально.

     Актуальной  остается и проблема языка, на котором власть ведет диалог с обществом. Население зачастую не понимает не только содержание предлагаемых мер, но и лексику, при помощи которой власть объясняет свои действия. Более того, именно те слова, которые составляют основной лексикон российского политического класса вызывают неприятие и наоборот, симпатию вызывают слова, редко встречающиеся на страницах печати и в публичных выступлениях политиков и общественных деятелей. 

V. Диалог с властью: проблема субъектности.

     Социальный  контракт предполагает взаимную ответственность  власти и общества за выполнение обеими сторонами принятых на себя обязательств. Однако анализ социологических данных показывает, что значительная часть общества за время правления В. Ельцина настолько привыкла к постоянному нарушению законов, к различным нелегальным моделям поведения, что многие сегодня не только не считают необходимым от этого отказываться, но и вообще не видят здесь отклонения от нормы

     Противоречие  между желанием жить в сильном  государстве, которое может обеспечить право и порядок, и нежеланием следовать существующим законам, попустительством противоправным действиям — одно из важнейших проявлений морального кризиса в российском обществе. Такие внутренне актуальные моральные качества, как честность и законопослушание, не востребованы в реальной жизни, а следование рамкам закона не выступает единственным общественно одобряемым типом поведения (от одной до двух третей наших сограждан считают допустимым для себя и окружающих дачу и получение взяток, уклонение от уплаты налогов и т. д.).

     Иначе говоря, необходимость наведения  порядка и универсализации правил социального поведения, за которые на вербальном уровне выступает подавляющее большинство людей, в реальности адресуется ими исключительно к элитным слоям. бюрократии, предпринимателям, но никак не к самим себе.

     Все это говорит об остроте проблемы субъектности общественных преобразований. Общество остается фрагментированным, в нем нет крупных социальных слоев, способных к самоорганизации, к отстаиванию как групповых, так и общенациональных интересов. Практически не осталось. как показывают исследования, общепризнанных моральных и нравственных авторитетов, быть может, за исключением патриарха Алексия II. Иначе говоря, власти просто не с кем вести диалог.

     При этом в общественном мнении дискредитирована сама идея оппозиции как таковая. Все отчетливее прослеживается тенденция переносить негативное отношение к ельцинским элитам и кланово-олигархической системе власти, с которой, как считается, боролся В. Путин, на всех, кто так или иначе оппонировал ему. Это привело к серьезным изменениям в отношении к роли и месту оппозиции в российской политике. Если в 1998 г. 80 процентов опрошенных считали оппозицию абсолютно необходимым условием для невозможности узурпации власти, то сейчас 55 процентов уверены в том, что основная задача оппозиции не критиковать власть, а помогать ей (подразумевается, что если это не так, то власть в принципе имеет право жестко с оппозицией бороться). Лишь 43 процента опрошенных по-прежнему видят основную задачу оппозиции в критике власти и считают, что ее деятельность никак не может быть ограничена, даже во имя «общественного согласия».

Похожие работы:
© 2009-2019 Все права защищены — dipland.ru